Абаканское время
14:25
Sunday, 20 Июня
Курсы валют
сегоднязавтра
86.70 85.99
72.50 72.22
Котировки
РТС 1646.72 10.87
ММВБ 3802.95 7.04
Brent 73.27 0.41

Когда люди теряют работу…

06:5816.10.2020 1357

Суть спора. Жительница Таштыпа обратилась в суд с иском к индивидуальному предпринимателю о признании факта трудовых отношений, ссылаясь на то, что работала у ответчика несколько лет в должности продавца в магазине, однако с ней не был заключен трудовой договор, не перечислялись страховые взносы, не предоставлялся отпуск.

В суде дело изучили, выслушали объяснения истца, ответчика, который, кстати, иск не признал, допросили свидетелей и пришли к выводу, что требования истца подлежат защите.

Позиция суда. Суд учел, что отсутствие оформленного в письменной форме трудового договора еще не исключает возможности признания сложившихся между сторонами отношений трудовыми.

Высшая судебная инстанция (Верховный Суд Российской Федерации) разъяснила судам, что в случаях, когда работодатель отрицает наличие трудовых отношений с сотрудником, суды могут отнести к признакам существования трудовых отношений в том числе:

фактический допуск работника к выполнению трудовой функции; достижение сторонами соглашения о личном выполнении работником определенной, заранее обусловленной трудовой функции в интересах, под контролем и управлением работодателя; подчинение работника действующим у работодателя правилам внутреннего трудового распорядка, графику работы; обеспечение работодателем условий труда; выполнение работником трудовой функции за плату; выполнение работником работы в соответствии с указаниями работодателя; интегрированность работника в организационную структуру работодателя; признание работодателем таких прав работника, как еженедельные выходные дни и ежегодный отпуск; осуществление периодических выплат работнику, которые являются для него единственным и (или) основным источником доходов; предоставление инструментов, материалов и механизмов работодателем.

В нашем случае о трудовом характере отношений между истцом (продавцом) и ответчиком свидетельствовало то, что истец фактически была допущена к работе, ей было предоставлено рабочее место в занимаемом ответчиком помещении (магазине), определены трудовые обязанности, дни отдыха, установлена оплата за выполненную работу, и такие отношения имели место несколько лет. Установить это стало возможным благодаря показаниям свидетелей.

При этом суд вправе принимать по таким делам не только показания свидетелей, но и любые другие средства доказывания, в том числе:

журналы регистрации прихода-ухода работников на работу; расчетные листы о начислении заработной платы, сведения о перечислении денежных средств на банковскую карту работника; документы хозяйственной деятельности работодателя: заполняемые или подписываемые работником товарные накладные, счета-фактуры;переписку сторон спора, в том числе по электронной почте; аудио- и видеозаписи и другое.

Удовлетворяя иск гражданки Таштыпа, суд не только установил факт трудовых отношений, но и взыскал с индивидуального предпринимателя компенсацию за неиспользованные отпуска за несколько лет, компенсацию морального вреда, обязал ответчика произвести все необходимые отчисления в отношении истца в пенсионный фонд.

Суть спора. Представляет интерес и другое дело, рассмотренное судом, где прокурор Таштыпского района обратился в интересах гражданина к главе крестьянско-фермерского хозяйства с иском о признании отношений трудовыми, ссылаясь на то, что гражданин (истец), находясь на рабочем месте, выполняя функции сторожа, получил травму в результате падения при раскатывании сена. Факт трудовых отношений необходимо было установить гражданину в том числе для дальнейшего установления факта несчастного случая на производстве, что влечет соответствующие выплаты.

Позиция суда. При разрешении данного дела были учтены показания свидетелей, которые подтвердили доводы прокурора о наличии между сторонами именно трудовых отношений, и, несмотря на отсутствие каких-либо других документальных свидетельств, суд удовлетворил иск. При этом было учтено, что частью 3 статьи 19.1 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что неустранимые сомнения при рассмотрении судом споров о признании отношений, возникших на основании гражданско-правового договора, трудовыми отношениями толкуются в пользу наличия трудовых отношений.

Суть спора. Немного иная ситуация возникла при рассмотрении судом дела по иску гражданина к организации о выплате заработной платы. Организация заключила письменный срочный трудовой договор с гражданином, однако при увольнении последнего отказалась выплачивать всю заработную плату, ссылаясь на проведенную прокурором проверку, в ходе которой, якобы, было установлено, что отношения между организацией и гражданином носят гражданско-правовой характер.

Гражданин – житель Таштыпа, – не согласившись ни с работодателем, ни с прокурором, обратился с иском в суд к организации за защитой нарушенных прав.

Позиция суда. Суд, рассмотрев дело, счел несостоятельными доводы организации о наличии гражданско-правовых отношений с истцом. Как установил суд, истец после подписания трудового договора был допущен с ведома работодателя к выполнению работы вальщика леса, ему было определено работодателем место работы, с ним проведены инструктажи по пожарной безопасности, вводный инструктаж по технике безопасности, о чем свидетельствуют записи в соответствующих журналах. В дальнейшем истец не подписывал каких-либо иных договоров или актов, но в интересах ответчика выполнял работы, обусловленные ранее заключенным трудовым договором, ему по платежным ведомостям в кассе работодателя выплачивалась частично заработная плата, за работника перечислялись страховые взносы. Из начисленных истцу выплат производилось удержание налога (13%), и данное обстоятельство свидетельствовало об исполнении ответчиком возложенной на него статьей 226 Налогового кодекса Российской Федерации обязанности налогового агента по исчислению, удержанию и уплате суммы налога, что указывает на то, что ответчик выплачивал истцу именно заработную плату в связи с наличием трудовых отношений, а не выплаты иного характера.

Утверждения представителя ответчика в суде о том, что трудовой договор являлся фиктивным, недействительным, суд посчитал несостоятельными, поскольку трудовым законодательством не предусматривается возможность признания трудового договора фиктивным, недействительным (ничтожным ). Правом на аннулирование трудового договора, которое предоставлено ответчику абз. 4 ст. 61 Трудового кодекса Российской Федерации, последний не воспользовался.

При таких данных суд взыскал с ответчика в пользу гражданина задолженность по заработной плате, компенсацию за неиспользованный отпуск, денежную компенсацию за задержку выплат, компенсацию морального вреда.

С такой позицией районного суда согласился и вышестоящий суд республики.

Таким образом, несмотря на то что работник является экономически более слабой стороной в трудовых отношениях, он имеет возможности для реализации и защиты своих интересов, прав и свобод, в том числе используя механизмы судебной защиты.

Е. Филипченко,
судья Таштыпского районного суда

× Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.