Абаканское время
12:54
Sunday, 26 Сентября
Курсы валют
сегоднязавтра
85.20 85.68
72.72 73.01
Котировки
РТС 1747.56 3.44
ММВБ 4038.23 17.14
Brent 78.07 0.22

Мелодия любви и дороги, исполненная в четыре руки

09:5930.10.2020 1786

Просторный, крепкий, светлый дом, и строили его Канзычаковы сами… Но стоп! О доме потом. Сегодня рассказ о водителе с более чем сорокалетним стажем. О Владимире Сергеевиче Канзычакове, жителе села Нижние Сиры.

– Вы водителем с детства хотели стать? Тогда это популярная профессия была? – начинаю неловко.

– Хотел. Ну как хотел, нам учиться-то некогда было. Семья большая – семь братьев и сестра. Родители, чтобы нас прокормить, по семь коров держали. И к работе с детства приучали. Перед армией уже пошёл в школу ДОСААФ. В 1977 году получил права, и работать начал.

– Первую машину помните?

– Я в «Сельхозтехнику» пошел. Дали ГАЗ-51, а хотел самосвал, но кто ж доверит самосвал без опыта вождения.

«Сельхозтехника», молодежь вряд ли знает, что была такая организация в эпоху СССР, точнее организации – по всем районам. Задача «Сельхозтехник» – предоставление колхозам и совхозам, а также иным организациям машин с водителем в придачу. Шоферы той поры смеялись: «Мы партийные работники: там трудимся, куда партия пошлёт».

Вот Владимира отправили молоко по дворам собирать у частников. Едешь вдоль улицы деревенской и собираешь с заборов трехлитровые банки с молоком, слил во флягу и дальше. Собрал – на молокозавод. Тут главное было успеть быстро обернуться, чтобы довести до молокозавода ценное сырье в виде, годном для переработки.

– Я и газету возил! – улыбается Владимир.

– Ух ты! Нашу?

– Все, какие в села шли. Это когда отправили на почту. Забираешь на почте и везешь по селам. Тогда много выписывали… Приезжаешь, а люди уже ждут машину.

А потом пришла повестка, а с нею и армия. Новосибирск. И вот при отборе солдат командир подразделения Володю и углядел:

– Этого парня ко мне направьте. Деревенский, из многодетной семьи – трудолюбивый значит.

Как в воду глядел командир. Потому как трудолюбие – это основная черта Владимира Канзычакова. Трудолюбие и надежность. А еще какая-то запредельная скромность. Никак не могла уговорить Владимира Сергеевича хоть чуть-чуть похвастаться. За годы работы в руках у Владимира какой только техники не поперебывало – газики нескольких модификаций, Уралы, КамАЗы, легковые. Он и трактор отлично водит. В общем, о таких говорят: «Дай самолет – и его освоит». Но вот не хвастается. Отвечает строго и немногословно.

– После армии пошёл работать в совхоз «Таштыпский». ГАЗ-53. Хорошая машина, но коробка слабая.

– Ой, как они работали, – вступает в разговор Алла Григорьевна. – Он же всегда на работу дурной был. В уборочную допоздна в поле. Приедет домой – поесть бы да поспать. Нет, он полночи эту коробку перебирает, чтобы к утру техника была готова. Редкий день получалось, чтобы без ночных ремонтов. Но такой вот он – не мог людей подвести, да и заработать хотелось. У нас уже дочки тогда были…

Сердце млеет от такой характеристики. Канзычаковы вместе уже почти 40 лет. И, казалось бы, пора притупиться любви, но все настоящее, в том числе и любовь, живет долго. И через 50 лет Алла Григорьевна будет аттестовать мужа вот так же, пытаясь за строгостью и даже легким ворчанием скрыть гордость за супруга.

И отчего-то в голове сама собой всплывает строчка из полузабытой советской песни: «дальний рейс, дороги трудны, тут сердца и руки верные нужны».

У Канзычаковых верные и сердца, и руки. Их жизнь – это бесконечно чистая и светлая мелодия о любви, труде, верности, мелодия, исполненная в четыре руки.

– Я до армии его не замечала, хотя вроде росли рядом. А после армии разглядела… Как один день всё пролетело…

В этот один день уложилось рождение дочерей, строительство дома, печали-радости и бесконечные дороги Владимира Сергеевича.

– Вы машину мужа, наверное, по звуку отличали?

– Особенно когда на сто пятьдесят седьмом ездил. Там у машины такой голос – с другим не спутаешь.

– ЗИЛ-157? Это который «убийца шоферов»? – вырывается вопрос у водителя редакции.

– Почему убийца? – удивляюсь я, вспоминая трудягу-машину, прозванную в народе «труманом».

– Так гидроусилителя руля не было. И если колесо в выбоину попадет, баранка так по рукам била, что они немели. Я на нём 10 лет отработал.

Уже запутавшись во всех ЗИЛах и ГАЗиках, спрашиваю:

– Скажите, а была какая-то особенно любимая машина?

Жду ответа «Волга», водил Владимир Сергеевич и её, но слышу:

– Так вот труман и был.

– Это убийца шоферов? За что ж его любить-то можно?

– Машина неприхотливая, проходимость отличная, надежный. К нему главное приспособиться надо. Я на нём еще и за ягодой по тайге ездил. Ему что есть дорога, что нет.

Вот и пойми странную шоферскую душу. Почему она выше комфорта ценит надежность и проходимость? Или машина с характером интереснее, чем машина с кондиционером?

Или таков характер Владимира Сергеевича, что трудное счастье ценится вдвойне. А у Канзычаковых трудное счастье. Точнее счастье в труде. И иной, случайный человек, может позавидовать большому дому, крепким надворным постройкам, двору, заполненному техникой… Но прежде чем завидовать, надо спросить: а каким трудом это все далось? Строить дом они начали в 2008 году. И за три года поставили.

– Хорошо, у Володи друзей много было. Он же вечно всем помогает, а люди добро помнят, хватало помощников.

И уже вместе тепло вспоминают, как строго следили друзья за качеством работы.

– Чуть брус не так положил, кричат: не пойдет, надо переделывать. Как для себя строили. Если бы не помощь друзей и родственников, вряд ли бы так быстро справились.

И кажется, что живут Канзычаковы в окружении очень добрых, работящих и щедрых на добро людей. Хотя почему кажется? Давно замечено, что добрым встречаются в пути чаще добрые люди, потому что каков привет – таков ответ.

– Мы сейчас скота много не держим. Возраст не тот, – рассказывает Алла Григорьевна.

– И сколько у вас скота?

– Пять дойных.

– А много – это сколько?

– И по десять держали.

– И когда вы успевали все? Работали же оба?

– После работы. Володя, бывает, приезжает с поля, а мы картошку с девчонками выкопали, и её вывозить надо. Слова не скажет, что устал. Идёт и делает. С ним не страшно было такое хозяйство держать. И с детьми… Помню, мне путевку предложили в Чехословакию. Хотела отказаться: девчонки еще маленькие были, хозяйство, как оставить на мужа? Еще надо было и деньги на поездку найти. 500 рублей – это тогда большие деньги. А Володя: «Поезжай, деньги найдем и за домом присмотрю».

Интересно, что Алла Григорьевна почти ничего не говорит о себе, но знаю, что всю жизнь она проработала в сельсовете секретарем. Анатолий Алексеевич Петрунов – тогда глава сельсовета – всегда называл её в числе своих главных помощников. «Моя правая рука» – такую аттестацию надо еще заслужить.

Уверена, что и дома это труженица, мать, хозяйка и верная жена. Иначе просто семья не сложилась бы. А семья у них крепкая. И дочери чудесные. Обе получили высшее образование, Маша окончила строительно-архитектурный институт. А младшая, Эльвира, мечтала о медицинской академии. И вот представьте это наследное трудолюбие и упорство – она поступала четыре раза, чтобы попасть именно на бюджетное место и не обременять родителей лишними затратами. И это при том, что родители были совсем не против выучить дочь и на платном отделении.

Когда слышишь такие рассказы, вспоминаешь, что от крепкого корня худой побег не пойдет. И в конечном итоге родитель всегда получает в ребенке то, что сам заложил.

– А в сельсовет-то Вы супруга уговорили пойти работать? – интересуюсь, потому как помню Владимира Сергеевича именно водителем сельсоветовской «Волги».

– Я, уже по здоровью на грузовых тяжело стало работать. Он еще не сразу и согласился. Всё не мог совхоз свой бросить. Хотя уже и не было совхоза почти. Предложила Анатолию Алексеевичу. Он принял.

Принял и не пожалел, он так отзывается о водителе Канзычакове:

– Безотказный он. Надо в ночь ехать – сорвется в ночь. А ведь не только меня возить приходилось, но и больных в больницу доставлять, учеников на конкурсы, да мало ли куда необходимо было отправить машину.

И 28 лет верой и правдой трудился в Нижнесирском сельсовете.

Оставил работу Владимир Сергеевич менее года назад.

– Дорогу надо молодежи уступать, – говорит со вздохом.

И думается, что вот эта дорога – труда, верности, преданности семье, дому – еще и не всякому молодому по плечу. И пусть длится она еще годы и годы, и пусть идут по ней Владимир и Алла Канзычаковы рука об руку. Солнца и тепла этим удивительным людям, щедро оделённым талантом трудолюбия.

Наталья Ковалева

× Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.