Абаканское время
13:26
Sunday, 20 Июня
Курсы валют
сегоднязавтра
86.70 85.99
72.50 72.22
Котировки
РТС 1646.72 10.87
ММВБ 3802.95 7.04
Brent 73.27 0.41

Королева Ника и три её принцессы

09:0627.11.2020 1176

– Мои принцессы, – листает она ленту. На фото в телефоне три девочки: смеются, играют, поют, танцуют. Эта троица – мамина жизнь и радость.

Вглядываюсь в лица. Жанна – на правах старшей серьезна и нешуточно строга. Двойняшки Алиса и Агата – радостно улыбчивы.

– Как ты их различаешь?

– Разве они одинаковые? Они же разные. У Алисы глазки хитренькие. Она, когда родилась, я только посмотрела и сразу сказала: вот кто у нас Алисой будет.

Имя Алиса предложила Жанна. А Агату уже придумывали всей семьей.

– Принцессы, – повторяет Ника.

– Принцессы растут только у королев, так и назову материал.

– Какая же я королева. Королева со шваброй, – смеется Ника.

Мне доводилось видеть королев и за рулем трактора, и за токарным станком. Тут ведь дело не в среде выживания. Дело во внутреннем ощущении. В умении не сломаться, как бы жизнь тебя об углы не колотила, держать спину и голову высоко и никому не дать увидеть ни одной твоей слезы… Даже если повод есть.

Ника воспитывает троих на зарплату уборщицы. Воспитывает одна. Но никогда, а знаю я её уже давно, мне не приходилось слышать от неё жалоб о горькой доле, как и того, что эта доля – быть матерью троих девчонок – ей кажется безмерно тяжелой.

Но зато сколько угодно случалось наблюдать картинки, которые невольно вызывали желание тут же родить и окунуться в радость материнства. Она дышит своими девчонками. Она ими гордится. Она ими живет. Как-то Ника перед Новым годом приобрела набор игрушек, ну такие модные нынче у девчат пони с крылышками. Дороговато, мелькнуло у меня.

– Представляю, как девчонки от счастья визжать будут, они так этих пони хотели. А здесь целый набор! – сияла Ника так, будто вот только что, сию минуту, купила себе норковую шубку.

Она заранее радовалась радостью своих принцесс. Мне вдруг стало стыдно. Детская радость стоит затрат.

– Они из меня верёвки вьют, – признается Ника сейчас. – Я люблю их баловать.

– Где ты на это баловство деньги находишь? Троих одеть, обуть, накормить…

– Где-то беру… – хохочет она.

И посерьезнев поясняет:

– Я научилась экономить, когда со вторым мужем жила. Он не работал, пособие пять тысяч на троих, кредит, жить надо. Вот тогда и училась. Как распределить так деньги, чтобы не было просрочек, продукты и одежду купить.

Муж у Ники был не подарок. Делаю вывод:

– Намучалась ты с ним… И зачем вообще встретились…

– Ты что, я ему даже благодарна: за девчонок. Как представлю, что их бы не было – страшно становится. С ними радости вдвойне прибавилось.

– Как ты с ними справлялась?

– Мне Жанна помогает. Моя помощница. Она их так ждала. Я ей говорила, что будут сестренки. И она уже деньки считала. И столько счастья было, когда мы из роддома вернулись.

– Подожди, а сколько Жанне самой-то было?

– Пять. Но она у меня – хозяюшка и мамина помощница. Готовить очень любит. Сейчас мечтает поваром стать. Ей всего девять, а она уже и постряпать может, и за девчатами присмотрит.

– Как ты её так воспитала?

– Не знаю… Она сама. Жанна добрая очень. Солнышко моё.

Вот так, куда не кинь – все у Ники солнышки, принцессы, графини Вишенки.

Впрочем графини Вишенки – это уже я так прозвала Алису и Агату. Интересно наблюдать было, как приходили они к маме на работу и пытались помогать, крохотули. Вечно вдвоем, будто накрепко на одной веточке две сладких вишенки…

– Знаешь, как они друг друга чувствуют. Алисе операцию делали, Агата с бабушкой дома оставалась. Так, когда Алиску начали оперировать, Агата за тридевять земель от сестры начала плакать. И не успокоилась, пока операция не закончилась. Одной больно – плачут обе, смеются тоже вместе.

– Пакостят вдвоем, – подмигиваю я, вспоминая своих погодков.

– Тоже вдвоем, – хохочет Ника. – Ой, раз помню, Алиска на высоченный забор залезла. Как умудрилась?! Я заметила, когда на этот забор уже Агата решила забраться. За ними глаз да глаз.

– И этот глаз – Жанна, если мамы рядом нет. Она не ревнует?

– Нет.

– Ну-ка, поделись опытом, как избежать детской ревности?

– Выделять никого не нужно. У меня любимых детей нет, то есть любимчиков нет, потому что все любимые. Я даже обнимаю их всех троих разом. Вот так.

И Ника обхватывает воображаемых детей и улыбается светло и ясно.

– Рук хватает?

– Пока да. А вот подрастут и, боюсь, придется по очереди обнимать.

Вот эта система равенства, точнее этот Никин талант любить всех одинаково – и есть залог дружбы в семье, где между старшей и младшими разница пять лет.

– Мы в день рождения делаем подарки всем.

– Это три подарка?

– Почему три? Считай: я делаю Жанне, Алисе и Агате, Жанна делает девчонкам, и девчонки делают Жанне и друг другу.

– Звездопад подарков.

– Ой, девчонки у меня очень любят делать и дарить подарки, рисунки, поделки. Жанна может номер какой-нибудь подготовить. Даже не знаю, что им больше нравится дарить или получать. Наверное и то, и то.

– Да, большая, дружная семья из четырех человек!

– Почему из четырех? Нас больше. Мои родители, семья сестры, у них двое мальчишек, я считаю, что семья – это не только муж, жена и дети, это бабушки, дедушки, дяди, тети… Как раньше было. Мы вместе ездим отдыхать, проводим праздники, помогаем друг другу.

Род, три поколения, думается мне, а что, вполне естественно для королевских династий.

– Еще и бабушки девчонок, – продолжает перечислять Ника. – Не надо думать, что я девчонок совсем одна ращу.

– Подожди, бабушки девчонок – это свекрови что ли бывшие?

– Да почему же бывшие? Я с ними не разводилась. И мне с ними очень повезло. Они внучек любят. И у нас отношения хорошие. У Жанны с отцом тоже, она у него гостит. Он приходит в гости. Жена и муж разводятся, а дети и отец, внуки и бабушки – нет. Они навсегда родные.

Как мудро и просто. Но отчего-то на простоту так часто не хватает мудрости. И вот становятся дети способом шантажа в отношениях взрослых. И рвутся их сердечки между матерью и отцом. Какая же умница Ника, что не отгородила детей от отцов забором ненависти.

Ведь с её-то силой и характером, если бы взялась воевать…

Но она даже сейчас ни словом, ни упреком в сторону мужей не кинула. Вот так сложилась жизнь. Разошлись дороги.

А девчонки растут. Жанна ходит на танцевальный. Младшие – на вокал. Ника думает о музыкальной школе для малышек. Она из современных мам отлично понимающих, что одной школы для развития детей недостаточно. И только диву даешься, как у неё хватает времени на всё – на непростую работу, занятия с детьми, дом, готовку, уборку. А еще дети часто просят:

– Мама, побесись с нами! – и начинается веселая возня, прятки, жмурки, догонялки, борьба и бой подушками…

Настоящим королевам и их маленьким принцессам обязательно нужно баловаться. Всегда серьезными обычно бывают люди скучные, злые и несчастные. А эта семья счастлива! И пусть так и будет!

Наталья Ковалева

× Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.